Публичные дома в царской России

Prostituciya4

Публичный дом в царской России был заведением серьезным. Действовал запрет на любые вывески, а расстояние от него до церквей, школ и училищ должно было быть «достаточно большим». Внутри публичного дома разрешалось иметь пианино и играть на нем. Все остальные игры были запрещены, особенно настороженно упоминались тут шахматы. Также было запрещено украшать дом портретами царственных особ…

Известно, что первые публичные дома в России появились в конце XVII века. Петр I публичные дома не переносил на дух. Царь запрещал дома терпимости, веля властям на местах бороться с этим позорным явлением. Но настоящее наступление на публичные дома устроила императрица Елизавета, которая приказала изгнать из страны хозяек борделей.

Основательницей одного из первых публичных домов в Петербурге стал немка Анна Фелкер по прозвищу Дрезденша. Молодой 22-летней женщиной она приехала в Россию. Ее выписал к себе майор Бирон, принудивший Анну к сожительству. Затем она вышла замуж за офицера, который уехал на службу, не оставив супруге ни копейки. Тогда она и занялась сводничеством. Когда офицер вернулся, то обвинил жену в измене и дал ей развод.

Анна Фелкер будучи при деньгах отправилась в Германию, где наняла несколько девушек. Вернувшись в Петербург, она сняла приличный дом на Вознесенской перспективе. И работа закипела.

119294

Помимо традиционных услуг, которые оказывали обитательницы дома Дрезденши, желающим предоставлялись и другие. Например, в этом доме можно было снять комнату на ночь невенчанным. А некоторые офицеры нанимали девиц в услужение на несколько дней, увозя к себе.

Работали у Дрезденши преимущественно иностранки, которые считались более чистоплотными. Содержательница борделя регулярно платила взятки и дарила дорогие подарки петербургским чиновникам. Но и это не спасло ее от гнева императрицы. Анну Фелкер заточили в Петропавловскую крепость.

Поначалу она отпиралась, уверяя, что зарабатывает вполне легальными способами — торговлей дамскими вещами и маникюром. Но когда Дрезденшу выпороли, немка сдала всех.

Три дня полиция вылавливала проституток, пострадали и некоторые высокопоставленные клиенты. Девиц выслали из страны, русских проституток сослали в Сибирь. Интересно, что уже через два года в Петербурге открылись новые публичные дома.

Делились бордели на три категории: высшая оплата до 12 рублей (не более 7 человек в сутки), средняя до 7 рублей (до 12 человек), низшая до 50 коп. (до 20 чел. в сутки). Неисполняющих требования проституток заключали под стражу в «Калинкин дом».

Так как проституция считалась официальной профессией, то публичные дома облагались налогом. Оговаривался и расчет за услуги: 3/4 полагались хозяйке, 1/4 — девушке. Правила эти, скорее всего, соблюдались когда как.

konec

Из Правил содержательницам борделей, утвержденных министром внутренних дел 29 мая 1844 года:

1. Бордели открывать не иначе как с разрешения полиции.

2. Разрешение открыть бордель может получить только женщина от 30 до 60 лет, благонадежная.

8. В число женщин в бордели не принимать моложе 16 лет…

10. Долговые претензии содержательницы на публичных женщин не должны служить препятствием к оставлению последними бордели…

15. Кровати должны быть отделены или легкими перегородками, или, при невозможности сего по обстоятельствам, ширмами…

20. Содержательница подвергается также строгой ответственности за доведение живущих у ней девок до крайнего изнурения неумеренным употреблением…

22. Запрещается содержательницам по воскресным и праздничным дням принимать посетителей до окончания обедни, а также в Страстную неделю.

23. Мужчин несовершеннолетних, равно воспитанников учебных заведений ни в коем случае не допускать в бордели.

clip_image003

clip_image004

Билетным предписывалось посещать баню, не уклоняться от медицинского освидетельствования, и ни в коем случае не использовать косметики.

Власти были к ним лояльны: в кабинеты для осмотра разрешали приходить под вуалью, а в документе 1888 года, переизданном в 1910 году, инструкции Министерства Внутренних Дел для чинов сыскных отделений говорилось: п. 18 « …каждый чин сыскной полиции при исполнении … должен быть с лицами женского пола вежлив, серьезен и сдержан в особенности».

Проститутки были не просто «жертвами общественного темперамента», они составляли особый разряд общества — так называемых «разрядных женщин».

Хочешь заниматься первой древнейшей профессией — на здоровье, но будь любезна встать на учет в полиции, сдать паспорт, а вместо него получить знаменитый «желтый билет» — официальное свидетельство того, что эта женщина больше не относится к числу «порядочных», скатившись в категорию отверженных обществом, и что полиция не только может, но даже обязана регулярно организовывать медицинские осмотры.

351506_900

Стать жертвой этого порядка можно было очень легко — для этого достаточно попасться хотя бы раз с клиентом при полицейской облаве или просто по доносу квартирохозяина — и все, путь назад, к обычным людям был отрезан.

Имея на руках желтый билет, женщина имела право зарабатывать на жизнь только одним способом — своим телом. Вернуть себе паспорт обратно было довольно сложно, да и незачем — кому нужна была бывшая «гулящая».

Так что, как правило, попавшие в этот капкан женщины профессию не меняли до самого своего конца, и часто он наступал довольно быстро.

clip_image006

Но и в общей массе проституток можно было выделить две категории — уличные и жившие в публичных домах. Как правило, в уличные женщины шли или новички, не освоившиеся со своей новой жизнью, или, наоборот, опытные профессионалки, зачастую уже больные, отработавшие свое в публичных домах и постепенно, с утратой привлекательности и молодости, скатывавшиеся все ниже и ниже. Уличный промысел считался самым дном, ниже которого опуститься уже нельзя.

Несравненно более везучими считались те, кому удавалось попасть в легальные публичные дома, которые тоже делились по разрядам — от дорогих и фешенебельных, где могли удовлетворить самые разнообразные прихоти и фантазии посетителей, до мерзких грязных притонов, посещаемых в основном, представителями криминального мира.

clip_image007

Основным источником пополнения обитательниц публичных домов были все-таки низшие сословия — их контингент, как правило, составляли крестьянки и мещанки, — необразованные, не умеющие и не знающие ничего, кроме своей основной профессии, женщины.

Очень редко попадались и представительницы дворянства или просто интеллигентные, образованные женщины, но это были исключения. Именно поэтому цены на обладание «интеллигентной проституткой» достигали тысячи рублей — изысканный деликатес на любителя и стоил соответственно.

Как же попадали женщины в публичные дома? Обычно, самым банальным для того времени путем — барин обольщал горничную, работницу на фабрике совращал мастер, затем про это узнавали — и женщина оказывалась на улице. А тут их поджидали заботливые «хозяйки» средних лет, которым требовались именно такие, обязательно симпатичные «служанки».

537992_800

Девушек для начала немного подкармливали, обещали щедрый заработок, и уже потом объясняли суть будущей работы. Большинство, намыкавшись по улицам, безропотно соглашались, боясь потерять кров над головой.

Иногда содержательницы борделей набирали девиц из новеньких, только начавших работать на улице и не потерявших еще привлекательности, и тем самым сразу переводили их в более высокий разряд гулящих.

А иногда девушки попадали в лапы «мадам» буквально прямо из дома, только приехав из деревни или другого города на поиски работы. Далее шла опробованная схема — и работа находилась, — только, правда, немного не та, на которую бедняги рассчитывали.

Впрочем, большинство и не роптало, и даже считало себя везучими, — ведь им не приходилось больше работать с утра до ночи, бояться потерять кусок хлеба и жить впроголодь.

c08891334_3489263

Класс борделя зависел от уровня сервиса: число дам «в соку» (от 18 до 22 лет), наличие «экзотики» («грузинских княжон», «маркиз времен Людовика XIV», «турчанок» и т.п.), а также сексуальными изысками.

Само собой, отличались и мебель, и женские наряды, вина и закуски. В борделях первой категории комнаты утопали в шелках, а на работницах сверкали кольца и браслеты, в публичных домах третьего разряда на кровати был лишь соломенный матрас, жесткая подушка и застиранное одеяло.

По словам доктора Ильи Конкаровича, занимавшегося в XIX веке исследованием проституции, в дорогих домах проститутки своими хозяйками принуждаются к самому утонченному и противоестественному разврату, для каковой цели в самых шикарных из таких домов даже устроены бывают особые приспособления, дорого стоящие, но тем не менее всегда находящие себе покупателей.

Существуют дома, культивирующие у себя какой-то один вид извращенного разврата и приобретшие себе своей специальностью широкую известность. Эти бордели предназначались для небольшого числа состоятельных постоянных клиентов.

0_f5493_d2a5fce_orig

Об одной из затей дорогих домов терпимости есть возможность рассказать подробнее. Речь идет о комнатах, отделанных зеркалами. Туда собиралось несколько пар, зажигали спиртовые светильники, и начиналась попойка.

Через некоторое время куртизанки принимались танцевать и раздеваться… в конце концов, все кончалось оргией, многократно отраженной в зеркалах при дрожащем свете спиртовок. Говорят, «аттракцион» пользовался популярностью.

«Архив судебной медицины и общественной гигиены» отмечает что «публичные женщины религиозны лишь в бытовом смысле слова… они стараются не принимать гостей на Пасху, иногда спрашивают, есть ли у тех крест…».

 

 

 

 

 


link

1 комментарий:

  1. Любовь под красным фонарём

    Не искали, а, чисто случайно, оказались с приятелем на "пятачке" трёх публичных домов.

    Названия у заведений русское, украинское, молдавское, и национальности у "жриц" - соответствующие. Другой экзотики, увы, в этом районе Израиля не предлагают!

    У входа к "русским" наблюдаем сцену: восточный мужчина распахнул дверцу шикарной машины и помогает из неё выйти кустодиевской красавице с большим букетом цветов. После трогательных прощальных поцелуев со слезами разлуки, пассажирка исчезает за дверью с красным фонарём.
    А вот и реклама заведения!
    Входим, просматриваем фотоальбом…
    Деревенская банька на берегу тихой речки с кувшинками. На фоне зарослей камыша самодельная плоскодонка. В свете летнего заката обнажённая русая тургеневская девушка робко входит в водоём… Под фотографией псевдоним и краткие параметрические данные.
    - Эту, Наташу! - показываем «приёмщику заказов» платим и проходим в следующее помещение.

    В фойе удобная мягкая мебель, интимный свет, аромат благовоний, звуки приятной электронной музыки. И, уж, совсем не вписывается – компания из пяти мелких сексуально озабоченных азиатов гастарбайтеров!
    Диалог на английском:
    - Вы к кому?
    - К Наташе.
    - И мы - к Наташе. Ждёте приглашения?
    - Она сейчас занята, у неё клиент! – (уже с лёгкой иронией) - Вы будете «шестым» и «седьмым»!

    Диалог на русском:
    - «Восьмые!» - если быть точнее. Никогда «восьмым» не был и что-то не тянет им стать!
    - Да ты посмотри на эту мелочь: они нам – не конкуренты!
    - А мы что, к Наташе в женихи набиваемся!?
    - Говорил же, давай ещё водки возьмём! А ты – не надо, завтра на работу! Вставай, уж, несостоявшийся «восьмой» пошли от сюда!

    PS: В недорогих заведениях перегородки тонкие! А, уж, слышимость – групповая оргия в одной комнате!

    ОтветитьУдалить

Дорогие читатели!
Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев в следующих случаях:

- комментарии, содержащие ненормативную лексику
- оскорбительные комментарии в адрес читателей
- ссылки на другие ресурсы или рекламу
- любые комментарии связанные с работой сайта