Гастрономическая империя русских купцов

clip_image001[2] 
Купец — профессия человека, занятого в сфере торговли. Профессия купца появилась в IX—XIII веках. На первых порах купцы были странствующими, впоследствии же стали оседать в населённых пунктах, где происходил наибольший товарообмен…

“А на Тверской в дворце роскошном Елисеев
Привлек толпы несметные народа
Блестящей выставкой колбас, печений, лакомств…
Ряды окороков, копченых и вареных,
Индейки, фаршированные гуси,
Колбасы с чесноком, с фисташками и перцем,
Сыры всех возрастов — и честер, и швейцарский,
И жидкий бри, и пармезон гранитный…


Приказчик Алексей Ильич старается у фруктов,
Уложенных душистой пирамидой,
Наполнивших корзины в пестрых лентах…
Здесь все — от кальвиля французского с гербами
До ананасов и невиданных японских вишен.”

 
В.А.Гиляровский

clip_image002

В начале XX в. купцами называли русских предпринимателей всех типов, будь то торговцы, фабриканты или банкиры. Купечество появилось в России с незапамятных времён, но юридически оформилось только в конце XVIII в., получив ряд привилегий, приблизивших купцов по положению в обществе к дворянству.

clip_image003

Государство всячески поощряло купцов, отличившихся на поприще предпринимательства, награждая их орденами и медалями, даруя звания «потомственных дворян». Так, в конце XIX в. в списках награждённых, поданных на Высочайшее имя, несколько раз встречается фамилия Елисеевых.

clip_image004 
Григорий Григорьевич Елисеев (21 августа 1864, Санкт-Петербург — январь 1949, Париж) — русский предприниматель, коннозаводчик русских рысистых пород, почётный генеральный консул Дании в Санкт-Петербурге, действительный статский советник (1914).
 
Как огромный айсберг скрывает большую свою часть в темной глубине морских вод, так и знаменитый купец-миллионер Григорий Григорьевич Елисеев во многом остался неразгаданной загадкой. Разве только если тайны его души сумела разгадать любимая женщина, которую он встретил уже в зрелом возрасте и отдал ей всего себя без остатка?

Сначала Григорий Петрович, ставший обладателем ордена Святой Анны III и затем II степени, затем его сын — Григорий Григорьевич, удостоенный в 1896 г. ордена Святого Владимира IV степени, а через четырнадцать лет — того же ордена III степени.

В 1908 г. ещё один Елисеев — Степан Петрович — был возведён в потомственное дворянство, а через два года уже упомянутый Григорий Григорьевич с женой и дочерью также удостоился этой чести.

clip_image006

Имя миллионеров Елисеевых было на устах у современников, помним его и мы, по названию знаменитых московского и санкт-петербургского магазинов.

Даже когда в стране не осталось именных магазинов (советское правительство переименовывало их, то в «Гастроном № 1», то в «Центральный»), жители упорно называли эти гастрономы «Елисеевскими». А ведь «Елисеевский» вполне мог бы называться и «Касаткинским».

Основатель рода, крепостной Елисей Касаткин и не подозревал, наверное, как улыбнётся судьба его сыновьям — Петру и Григорию. В характерах удачливых братьев было что-то удалое, рисковое, что помогло им выйти из-под воли хозяина — Николая Петровича Шереметева.

clip_image007 
Шереметев, Николай Петрович (28 июня 1751 — 1 января 1809) — граф, покровитель искусств.
 
В ревизской сказке 1795 г. впервые упоминается имя 19-летнего Петра Елисеевича — основателя купеческой династии. С его именем связана красивая легенда, повествующая о чудесном избавлении от крепостной зависимости.

Зимой 1812 г. граф Николай Петрович вместе с именитыми гостями приехал в своё имение. В лютый рождественский мороз в разгар застолья на десерт подали свежую землянику, что неслыханно удивило всех.

clip_image008

Граф вызвал садовника и воскликнул: «Угодил! Проси чего хочешь!» Пётр попросил вольную. Как только документы были готовы, собрав семью, со ста рублями подъёмными, выданными добрым графом, он отправился в Санкт-Петербург искать счастья. Однако архивные данные несколько корректируют эту легенду.

clip_image009

Известно, что в 1813 г. бывший крепостной Елисей Касаткин вместе с женой Пелагеей Яковлевной и детьми перебирается в столицу. Там же упоминается имя Петра, покинувшего имение со своей семьёй. Первое время деньги на жизнь зарабатывали мелкой штучной торговлей.

Однажды Пётр добыл мешок тогда ещё редких фруктов — апельсинов и, поставив деревянный лоток на голову, вышел на Невский проспект к праздношатающейся публике.
Гуляющие удивлялись невиданному предложению, и даже самые скупые кавалеры открывали кошельки, чтобы угостить даму сочным оранжевым фруктом.

clip_image010

Дела пошли неплохо, купили второй лоток для жены Петра — Марии Гавриловны, к торговле стали привлекать и сыновей — Сергея, Григория и Степана. Накопив достаточную сумму, Петр Елисеевич арендовал помещение на Невском проспекте в доме № 18 и открыл там лавку для продажи фруктов.

Однажды случай вновь свёл Петра с бывшим барином. Об удивительном человеке, торговавшем оранжевыми фруктами, говорила вся столица, заехал как-то на Невский и Шереметев. Узнав своего бывшего крепостного, граф порадовался и за сто сорок рублей дал вольную брату Петра — Григорию.

clip_image011

В том же 1813 г. Пётр Елисеевич подал прошение о принятии его в 3-ю гильдию купечества с капиталом в 8 млн рублей и учреждении Товарищества «Братья Елисеевы». Так в память об отце Пётр и Григорий поменяли свою фамилию и стали именоваться Елисеевыми.

Торговля пошла с ещё большим успехом, принося немалый капитал. В 1820 г. Пётр Елисеевич решает отправиться в Испанию для налаживания связей с поставщиками фруктов. Первой остановкой парусного судна стал остров Мадейра.

Попробовав местного крепкого вина, Елисеев смекнул, что торговля им в Петербурге может принести значительную выгоду. Договорившись, что на обратном пути корабль заберёт его домой, купец остался на острове и стал расспрашивать местное население о винном производстве.

clip_image012

Особенно Петра Елисеевича заинтересовали винные погреба, где хранилось и дозревало молодое вино. Познакомившись с местными виноделами, купец договорился о поставках мадеры в Россию. Возвращаясь в столицу, он прихватил с собой партию вина. В Петербурге мадера произвела фурор.

clip_image013

Такого замечательного вина не пробовали даже в самых благородных домах, знающих толк в питье. Через год Елисеев снял в петербургской таможне помещение для приёма и хранения привозимых вин.

А уже в 1824 г. братья купили дом № 10 на Биржевой линии и открыли магазин колониальных товаров. В 1825 г., после смерти Петра Елисеевича, его дело унаследовали вдова Мария Григорьевна, сыновья и брат — Григорий Елисеевич.

В семейный бизнес вступает второе поколение Елисеевых. Старший сын — Сергей — вскоре передал свою долю среднему — Григорию, который вместе с братом Степаном основал Торговый дом «Братья Елисеевы» с основным капиталом в 7,8 млн рублей.

В его лавках круглый год продавали виноград, изюм, несколько сортов инжира, плоды папайи и другие заморские фрукты, названия которых непривычно звучали для русского уха.

clip_image014

У Елисеевых был самый свежий товар. Перед тем как выложить плоды на продажу, приказчики придирчиво осматривали их, и если находили хоть чуть-чуть подпорченную ягодку, немедленно обрывали её, убирали с глаз покупателя.

А вечером, после закрытия магазина, хозяин заставлял служащих съедать начавший портиться товар, но непременно в лавке, домой носить перезревшие фрукты было запрещено. Но главное, в елисеевских лавках можно было купить самое лучшее вино. Петербуржцев и москвичей приманивали заморские бутылки затейливых форм со странными названиями.

Ещё при жизни Петра Елисеевича поставки вина были налажены с острова Мадейра, из Португалии, Испании, с юга Франции, закупалось и немецкое вино — рейнское, мозельское.

clip_image015

Кстати, именно братья назвали вина, доставленные с Пиренейского полуострова, «портвейном», т.е. вином из Португалии. Для быстрой доставки товара в Петербург Елисеевы закупили в Голландии три судна: «Архангел Михаил», «Святой Николай» и «Конкордия».

Фирма вела торговлю за наличные и имела за границей прекрасную репутацию. Григорий Петрович быстро наладил прямые отношения с лучшими торговыми домами Европы и развил торговлю внутри страны в «главнейших провинциальных» городах.

Закупленные партии красных и белых вин, после выдержки в собственных подвалах Петербурга и розлива в бутылки (в день разливали до 15 000 штук), Елисеевы отправляли и за границу — в Лондон, Париж и Нью-Йорк.

В 1873 г. фирма «Братья Елисеевы» участвовала в международных выставках в Вене и Лондоне, Григорий Петрович, представлявший свою коллекцию вин, получил почётные дипломы, а в Лондоне — Золотую медаль.

clip_image016

Уже его сын — Григорий Григорьевич — в 1900 г. на Всемирной Парижской выставке представит коллекцию вне конкурса — «Retour Russie», за что будет награждён орденом Почётного легиона — высшей наградой Франции.

С 1830 г. Елисеевы удостоились высочайшей милости именоваться «поставщиками Двора Его Императорского Величества». В этот год ко двору было поставлено продуктов и различных вин на сумму 82 177 руб., на следующий — на 135 376 руб., а уже в 1838 г. — на 555 562 руб.

Размещая на своих вывесках и этикетках знаки государственной символики Российской империи, Елисеевы оставили конкурентов далеко позади, а главное, защитили свой товар от подделок.

clip_image017

В 1879 г. умирает Степан Петрович Елисеев, а его дети выходят из семейного дела. Все права на Торговый дом стали принадлежать Григорию Петровичу и его сыновьям — Григорию и Александру. После смерти отца в 1892 г. между братьями происходит размолвка, после которой Александр отходит от управления фирмой, посвятив себя финансовой деятельности.

Единственным владельцем елисеевского предприятия становится Григорий Григорьевич. Через два года новый владелец фирмы учредил Торговое товарищество «Братья Елисеевы» на паях с капиталом в 3 млн руб., сам Г.Г.Елисеев владел 479 паями из 500 возможных.

clip_image018

Товарищество развернуло в многочисленных магазинах оптовую и розничную торговлю вином, фруктами, другими первосортными товарами.Однако быть самым богатым и уважаемым торговцем в России Григорию Григорьевичу было мало.

Он решил построить в Москве и Санкт-Петербурге «храмы торговли», в которые мог зайти любой человек с деньгами — магазины-дворцы колониальных и гастрономических товаров, каких ещё не видывали, по размаху и богатству убранства похожие на дома аристократов. Они должны были явить зажиточной публике обеих столиц, а позднее и Киева, совершено новую торговлю — почтительную к каждому покупателю.

Место в Москве было выбрано прибыльное, ходовое — Тверская улица. Вскоре нашёлся дом, запущенный старинный дворец, некогда принадлежавшей княгине А.Г.Белосельской-Белозерской.

clip_image019

У дома, построенного в екатерининскую эпоху, уже была интереснейшая биография, подробно изложенная московским бытописателем В.Гиляровским в знаменитой книге «Москва и москвичи».

В конце XVIII в. статс-секретарь Екатерины Великой пригласил архитектора Матвея Казакова построить дворец для своей красавицы жены, сибирячки-золотопромышленницы Е.И.Козицкой, на углу Тверской и Успенского переулка, который был переименован в Козицкий в честь новой домовладелицы.

clip_image020

После её смерти дворец перешёл к дочери — княгине А.Г.Белосельской-Белозерской. В этом-то самом доме Зинаида Григорьевна Волконская, дочь Белосельской-Белозерской, открыла знаменитый московский салон, где собирались художники и литераторы; здесь читали свои стихи А.С.Пушкин, Е.А.Баратынский, П.А.Вяземский.

Здесь, проездом в Сибирь, останавливалась невестка хозяйки — Мария Волконская, жена сосланного декабриста. В 1829 г. навсегда уехала в Италию и сама Зинаида Григорьевна. Дальнейший 40-летний период истории дворца теряется в архивах.

clip_image021

До нас дошла только одна легенда, сохранившаяся у стариков-соседей. В середине века в доме поселилась старая княгиня, родственница владельцев.

Вскоре по Москве поползли слухи, что в здании завелась «нечистая сила», которая буквально выжила хозяйку из дома. Позднее выяснилось, что это орудовала шайка разбойников, которые решили захватить приглянувшийся особняк.

clip_image022

Разбойников поймали и отправили в полицейскую часть, а княгиня вернулась в свой дом и жила в нём до самой смерти. В 1870-х гг. дом купил и перестроил до неузнаваемости миллионер С.М.Малкиель.

В последующие годы здесь размещались пансион, театр, редакция журнала, магазин; бельэтаж был отдан под богатые квартиры. Особняком по очереди владели купцы В.И.Носов, О.А.Лапина, В.А.Морозова, пока 5 декабря 1898 г. его не приобрёл Григорий Григорьевич Елисеев.Перестройка дома под магазин была доверена известному архитектору Г.В.Барановскому.

Владелец дома обратился к зодчему с письмом: «Милостивый государь, Гавриил Васильевич! Высочайше утверждённое Торговое товарищество “Братья Елисеевы” просит Вас принять на себя труд заведовать в качестве архитектора всеми строительными работами в занимаемом ныне помещении… о разрешении работ, составлять и подписывать планы, приобретать необходимые материалы, нанимать и удалять рабочих.

clip_image023

Торговое товарищество верит Вам, спорить и прекословить не будет…» Проект будущего магазина был сделан всего за два месяца, и уже 23 октября Елисеев сообщил городским властям, что «желает приступить к ремонтным работам и переделкам в доме».

Здание одели в строительные леса, обнесли глухим забором, выставили охрану. Строительство держалось в строжайшей тайне: рабочие, трудившиеся на стройке, получали дополнительные деньги за молчание.«Нашлись смельчаки, которые, несмотря на охрану и стаю огромных степных овчарок во дворе, всё-таки ухитрялись проникнуть внутрь, чтобы потом рассказывать чудеса.

— Индийская пагода воздвигается.
— Мавританский замок.
— Языческий храм Бахуса.

Последнее оказалось ближе всего к истине», — писал В.Гиляровский.

clip_image024

Торжественное открытие «Магазина Елисеева и погреба русских и иностранных вин» состоялось летом 1901 г.

«С утра толпы народа запрудили улицу, любуясь на щегольской фасад “нового стиля” с фронтоном. На тротуаре была толчея людей, жадно рассматривавших сквозь зеркальные стёкла причудливые постройки из разных неведомых доселе товаров. Горами поднимаются заморские фрукты; как груда ядер, высится пирамида кокосовых орехов, с голову ребёнка каждый; необъятными, пудовыми кистями висят тропические бананы; перламутром отливают разноцветные обитатели морского царства — жители неведомых океанских глубин, а над всем этим блещут электрические звёзды на батареях винных бутылок, сверкают и переливаются в глубоких зеркалах, вершины которых теряются в туманной высоте».
 
Так был описан свидетелем и участником торжества этот «храм обжорства».

clip_image025

Приглашённые почётные гости входили в магазин со двора. Здесь была вся московская знать: гласные Городской думы, чины городской управы; на открытие пожаловал даже великий князь Сергей Александрович с супругой. Специально приглашённый священник отслужил молебен.

clip_image026

«В зале встречал гостей стройный блондин — Григорий Григорьевич Елисеев в безукоризненном фраке, с “Владимиром” на шее и французским орденом “Почётного легиона” в петлице».
 
Магазин разместился в трёх залах, где было пять отделов: колониально-гастрономических товаров, бакалейный, кондитерский, фруктовый и винный. Однако с последним возникла неожиданная трудность — как оказалось, от входа в магазин до ворот церкви Святого Дмитрия Солунского (храм находился посередине современной Тверской улицы) было примерно 95 метров, а по закону расстояние от церквей и школ до заведений, торгующих спиртным, должно было составлять не менее 100 метров.

Григорий Григорьевич весьма оригинально разрешил эту оплошность — он переделал один из служебных входов, выходивший в Козицкий переулок, в отдельный вход винного отдела магазина. Но не только за прекрасным вином шёл покупатель в Елисеевский.

clip_image027

А на Тверской в дворце роскошном Елисеев
Привлёк толпы несметные народа
Блестящей выставкой колбас, печений, лакомств…
Ряды окороков, копчёных и варёных,
Индейки, фаршированные гуси,
Колбасы с чесноком, с фисташками и перцем,
Сыры всех возрастов — и честер, и швейцарский,
И жидкий бри, и пармезон гранитный…
 

Приказчик Алексей Ильич старается у фруктов,
Уложенных душистой пирамидой,
Наполнивших корзины в пёстрых лентах…
Здесь всё — от кальвия французского с гербами
До ананасов и невиданных японских вишен.

 
Стихи Гиляровского, конечно, не могли отразить весь богатейший ассортимент продовольственного магазина. Случайно сохранившийся в архиве перечень товаров и сейчас поражает своим разнообразием.

В «Елисеевский» в первую очередь шли за вином. Из Бордо в магазин поставляли несравненные «Шато», из Жиронды — «Медоксу», из Бургундии прибывали бутылки «Шабли». Приказчики, коих было предостаточно, советовали покупать «Рислинг» из Германии и «Бакатор» из Венгрии.

Григорий Григорьевич открыл москвичам «деревянное масло». Так тогда называли оливковое, которое шло из Прованса через Одессу и Таганрог. Готовилось оно по специальному рецепту — не фильтровалось, как было принято, а очищалось методом отстаивания в мраморных цистернах и подавалось в готовом виде при определённой температуре.

Представленные в магазине сорта кофе могли удовлетворить запросы самого изысканного покупателя. А как же традиционный напиток — чай? В «Елисеевском» продавался набор чаёв из Китая, Японии, Индии и Цейлона. В любое время года москвичи могли отведать изысканные сыры — швейцарский, честер, эмментальский, «жидкий» бри и «гранитный» пармезан.

Для богатой публики предложили и новинки: французские трюфеля — род шампиньонов, остендские устрицы и анчоусы — маленькие рыбки с серебряным брюшком.

clip_image028

В кондитерском отделе хороши были большие и малые торты, популярностью пользовались крохотные «дамские пирожные» из собственной пекарни.

Приходили москвичи и просто полюбоваться богатой отделкой «Елисеевского»: хрустальными люстрами, лепными украшениями стен и потолка, узорными росписями и, конечно, огромными зеркальными стёклами, в которых отражалось всё великолепие ассортимента.

Вдохновлённый успехом открытия магазина в Москве, Елисеев начинает подыскивать подходящее здание в Петербурге. Дом № 56 на пересечении Невского проспекта с Садовой находился совсем недалеко от места, где когда-то Пётр Елисеевич начал вести торговлю оранжевым фруктом.

Возведение здания с просторными торговыми залами было доверено тому же архитектору — Г.В.Барановскому. В 1903 г. состоялось торжественное открытие второго магазина Елисеевых.

clip_image029

Его отличие от московского состояло в ещё большей пышности убранства здания; строители использовали бетон, камень, стекло. На фасадах были помещены аллегорические скульптуры: «Промышленность», «Торговля», «Искусство» и «Наука» (скульптор А.Г.Адамсон).

Торговый зал с зеркальными витринами освещался бронзовыми светильниками. В начале XX в. (1911—1912) фирма «Братья Елисеевы» имела годовой оборот в 7,3 млн руб. За 1898—1913 гг. Торговый дом заплатил государству около 12 млн руб. налогов, а общий оборот фирмы достиг 396 млн руб.

К 1913 г. Торговому товариществу «Братья Елисеевы» принадлежали магазины и склады в Москве, Петербурге, Киеве, Одессе, Харькове, Варшаве, Париже, Берлине, Лондоне, Лионе, на Мадейре. У них были крупнейшие в мире винные подвалы, две кондитерские фабрики, ликёроводочный завод, а также 17 многоэтажных доходных домов в столице.

Григорий Григорьевич видел, что дело его процветает, и не пожалел средств для празднования 100-летнего юбилея семейной фирмы. Торжества прошли в обеих столицах. 22 октября 1913 г. состоялся приём в доме Елисеевых в Петербурге.

Гостей было более 3500 человек, среди них — члены Государственного совета, градоначальник и его помощники. К этой дате был напечатан роскошный альбом с портретами предков и видами принадлежащих семье магазинов. Не забыл Григорий Григорьевич и о своей гордости — сыновьях, продолжателях семейного дела.

clip_image030

Григорий Григорьевич был женат на Марии Андреевне Дурдиной. Их союз, несмотря на большую вначале взаимную привязанность, был скорее союзом капиталов.
Жена владела паями в Торговом товариществе «Братья Елисеевы» и могла самостоятельно распоряжаться средствами, что весьма пригодилось…

В семье Елисеевых случился большой скандал, а вызван он был банальной изменой жене старшего Елисеева с Верой Фёдоровной Васильевой, дамой к тому же замужней. Мария Андреевна просила мужа разорвать эту связь, но тот был настолько увлечён, что попросил развода.

Чтобы поправить «расшатавшиеся нервы», Мария Андреевна уехала в Германию, а когда вернулась, узнала, что её муж купил квартиру для своей возлюбленной в центре города и открыто живёт с ней.

clip_image031

Отчаявшись, женщина дважды пыталась покончить жизнь самоубийством, но её спасали. Третья попытка в ночь с 30 сентября на 1 октября 1914 г., к сожалению, удалась.
В некрологе, опубликованном в петербургских газетах, говорилось: «Дети и родные с глубоким прискорбием извещают о внезапной кончине Марии Андреевны Дурдиной». На похороны Елисеев-старший не пришёл.

В ответ на это сыновья публично отказались от отцовского наследства. А он через несколько дней уехал в своё имение Бахмут под Екатеринославом, где и обвенчался с Верой Фёдоровной. Узнав об этом, дети окончательно отреклись от отца.

А когда стало известно, что Григорий Григорьевич добился занесения имени новой супруги в первую, самую почётную, часть Дворянской родословной книги, отказались и от дворянства. Единственное, что теперь связывало сыновей с отцом, была их сестра — 15-летняя Машенька.

clip_image032

Чтобы братья её не выкрали, Григорий Григорьевич нанял телохранителей, которые сопровождали девочку везде: на прогулке, в гимназии, дома. После смерти матери Машенька замкнулась в себе, но в один из дней переменилась — стала с отцом ласковой. Это ей посоветовали сделать братья, передав сестре записку через подругу по гимназии. …

Однажды Маша в экипаже в сопровождении охранников возвращалась домой из гимназии. Неожиданно на перекрёстке какой-то лихач наехал прямо на их карету. Пока охранники разбирались с наглецом, с другой стороны подбежали нанятые братьями Елисеевыми молодцы, подхватили девочку, и скрылись в ближайшем подъезде, захлопнув за собой дверь.

Сломать её и войти в чужой дом никто не решился. Вызвали полицию, приехал и Григорий Григорьевич. Но когда полицейские потребовали у братьев вернуть несовершеннолетнюю дочь отцу, та, выглянув в окно, в присутствии адвоката, крикнула: «Я убежала сама. Из-за мамы…»
Три года, вплоть до революции, длился судебный процесс Елисеева против сыновей, но безрезультатно — суды оканчивались не в его пользу.

clip_image033

С горя Григорий Григорьевич стал пить, забросил дела фирмы. В 1918 г. советское правительство отняло у него всё имущество. Елисеев-старший с женой уехал в Париж, где и скончался на 84-м году жизни.

События XX в. в России разобщили детей Елисеева. Младшая — Машенька — осталась на родине, она умерла в 1989 г. в Уфе.Сергей Григорьевич (организатор похищения сестры) получил прекрасное образование. Знал французский, немецкий, китайский, корейский, но главное — японский. Учился в Токио и прожил там два года.

Отец явно собирался расширять торговлю на Восток и поэтому поощрял обучение сына в Японии. К 1917 г. Сергей уже был известным учёным-японоведом, дипломатом и приват-доцентом Петроградского университета. В 1920 г. ему удалось на лодке перебраться в Финляндию.

clip_image034

Затем он оказался во Франции, потом в США. В Гарвардском университете Сергей Григорьевич получил звание профессора и стал основателем американской школы японоведения. Умер он в 1975 г., похоронен на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа рядом с отцом.

Смерть их примирила.Старший сын — Григорий — по окончании медицинской академии стал хирургом, участвовал в Первой мировой войне. После революции остался в России и работал в больнице им. Урицкого. В 1934 г. в связи с убийством С.М.Кирова его вместе с братом Петром арестовали и сослали в Уфу.

Уже в ссылке он получил письмо от отца, где тот просил у сыновей прощения. Григорий Григорьевич на письмо не ответил.

clip_image035

В декабре 1937 г. братья были обвинены в контрреволюционной деятельности и расстреляны.Николай Григорьевич после революции оказался в Париже, где стал биржевым журналистом.

Сегодня потомки Елисеевых проживают в России, Франции, Швейцарии, США. Елисеевы были известны в России не только как предприниматели и торговцы. Второе поколение этого купеческого рода принимало самое активное участие в экономической жизни страны.

В 1864 г. Григорий Петрович Елисеев был выбран гласным Петербургской городской думы от купеческого сословия, являлся членом Совета государственных кредитных установлений. Объединившись с пятью единомышленниками, предложил создать в России частный банк.

clip_image036

28 июня 1864 г. император Александр II написал на подлиннике Устава нового банка: «Быть по сему». Так в Петербурге открылся первый акционерный коммерческий банк. Г.П.Елисеев до 1882 г. был членом правления банка, затем председателем; впоследствии этот пост занял его сын — Александр Григорьевич.

Санкт-Петербургский частный коммерческий банк с самого начала стал приносить стабильную прибыль. За первые 14 месяцев его работы она составила 251 000 руб. В течение 50 лет работы этого предприятия основной капитал был увеличен в 6 раз.

clip_image037

Александр Григорьевич Елисеев посвятил свою жизнь финансовой деятельности. Сначала в качестве члена совета Государственного банка, затем — выборного от купеческого сословия, члена императорского Общества судоходства и члена правления Петербургского учётного и ссудного банка, а с 1896 г. — руководителя Общества для распространения коммерческих знаний.

В этом же году А.Г.Елисееву «Государь Император… всемилостивейшее соизволил пожаловать чин действительного статского советника по званию члена совета Государственного банка от Санкт-Петербургского биржевого купечества». Оставили свой след Елисеевы и в благотворительных делах.

clip_image038

В 1855 г. Григорий Петрович купил одноэтажный дом на Васильевском острове и организовал там при поддержке братьев богадельню «для лиц из петербургского мещанства и купцов».
Первоначально в ней проживало 40 человек, но в связи с огромным количеством страждущих предприниматели приобрели ещё одно помещение рядом с богадельней, и число призреваемых увеличилось на 60 человек. Комнаты в заново отстроенном третьем этаже этого здания Елисеевы отвели для бывших служащих своей фирмы и престарелых вдов.

Проживание и питание для них было бесплатным. В 1890 г. патронаж над богадельней перешёл в руки сына Елисеева — Александра. Он купил поблизости ещё один дом и устроил там хозяйственные службы. В 1905 г. в приюте проживали 140 человек.Особое место в благотворительности Елисеевых занимала больничная помощь.

В начале 70-х годов XIX в. семья становится покровительницей Покровской общины сестёр милосердия в Петербурге. Александр Григорьевич за труды благотворения этой больнице был награждён орденом Святого Владимира. В 1890 г. было открыто «благотворительное учреждение, имеющее целью попечение о больных из бедного класса людей».

Елисеевы собрали средства на эту больницу по подписному листу, распространённому среди петербургских купцов. Александр Григорьевич внёс для обустройства больницы 65 000 руб. По его же инициативе в дачной местности Сосновка, близ Петербурга, появилась специальная лечебница для женщин, страдающих злокачественными опухолями.

clip_image039

В честь жены Елисеева — Елены Николаевны — она была названа Еленинской. В 1914 г. Александр Григорьевич пожертвовал на нужды медицины 50 г радия, редчайшего материала, для организации курса рентгенотерапии.Кроме того, А.Г.Елисеев содержал рукодельно-хозяйственную школу на 150 детей.

Она была основана в 1893 г. и до постройки собственного здания располагалась в его доме.Один из последних представителей рода — Григорий Григорьевич — был, наверное, самой яркой личностью династии Елисеевых. Он сумел обессмертить свою фамилию не только устроением знаменитых магазинов, но и своей благотворительной деятельностью на ниве просвещения.

Занимаясь вопросами народного образования, он состоял чиновником по особым поручениям при начальнике военно-учебных заведений, а также почётным попечителем Санкт-Петербургского учительского института, на который ежегодно вносил пожертвования в размере 1000 руб. С 1898 г., будучи членом городской Думы, Григорий Григорьевич работал в комиссии по народному образованию и благотворительности.

В 1902 г. по инициативе Г.Г.Елисеева в России были учреждены общедоступные курсы, где в качестве лекторов преподавали лучшие специалисты по экономическим наукам.Интересы Григория Григорьевича были разносторонние.

clip_image040

Прославился он и как любитель лошадей; на выставках его чистокровные рысаки неизменно получали высшие награды. В своём имении под Екатеринославом он занимался семеноводством, разводил известную по всему югу России рожь «Елисеевка».

В 1897 г. стал учредителем первой в стране автомобильной фабрики. Увлекался парусным спортом, был попечителем школы плавания под парусами. А в двух столицах открытые им знаменитые магазины по-прежнему функционируют, и народ как и раньше называет их Елисеевскими.















link


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Дорогие читатели!
Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев в следующих случаях:

- комментарии, содержащие ненормативную лексику
- оскорбительные комментарии в адрес читателей
- ссылки на другие ресурсы или рекламу
- любые комментарии связанные с работой сайта