Королева-девственница Елизавета I Тюдор

42-183336671

«О Боже! Нами будет править женщина!». Восклицание это принадлежало одному из подданных Елизаветы, впервые увидевшим государыню после её коронации. Шёл 1558 год, и высказывание это отражало общественные настроения той эпохи и тот страх, который испытывал каждый англичанин, с беспокойством заглядывавший в будущее. Немногие тогда могли себе представить, что 45-летнее правление Елизаветы I станет одним из самых славных периодов в истории Англии…

Для того, чтобы понять недоумение и беспокойство, охватившее английский двор по воцарении Елизаветы, нужно обратить свой взор на историю королевства.

В Англии не было законов, запрещавших наследование трона лицами женского пола, но также и не имелось прецедентов подобного рода. Ко всему прочему, в памяти народа ещё свежо было предание о вмешательстве женщин в политику, каковым был, к примеру, мнимый заговор, организованный Анной Болейн, матерью Елизаветы, против её отца, Генриха VIII, за который несчастная заплатила собственной жизнью.

010

Генрих VIII обвиняет Анну в измене. Гравюра с картины К. Пилоти. 1880 год

Перелистывая частную переписку королевских министров того периода мы узнаём много любопытного. Так, например, многие из них жалуются на то, каким невыносимым занятием является служение женщине и необходимость исполнять все её капризы.

Одним из основных поводов для жалоб была нерешительность Елизаветы и отсутствие твёрдости в принятии решений. Издав очередной указ, королева была способна отменить своё решение через день, а то и через час, внося таким образом сумятицу в работу государственного аппарата. Чиновники сетовали, что такая неразбериха лишала их сна.

Другим поводом для жалоб было присутствие при дворе у Елизаветы её фаворитов, которых королева назначала на ответственные посты и щедро одаривала поместьями и крупными денежными суммами.

Что же касается прекрасной половины английского двора, то она была недовольна ревностью и тщеславием рыжеволосой правительницы, не терпевшей рядом с собой разодетых в пух и прах фрейлин. Одеваться богаче и роскошнее самой королевы было просто-напросто запрещено.

Елизавета родилась в полдень 7 сентября 1533 года в покоях Гринвичского дворца. Говорят, что с первых дней ее появления обстановка вокруг новорожденной была не слишком-то доброжелательной. Придворные шептались, что рождение дочери — Божья кара королю Генриху за разрыв с Римом. Кто-то невзлюбил принцессу и за то, что она — дочь Анны Болейн, «шлюхи Нэн», укравшей корону у законной королевы Екатерины Арагонской.

8569077_1

Принцесса Елизавета Тюдор в возрасте 14 лет. Портрет был написан в подарок сводному брату Эдуарду VI. (Художник - Вильям Скротс)

Но тогда маленькая Елизавета еще не понимала этого. Она жила в загородном дворце Хэтфилд в окружении целой армии нянюшек и слуг. Прежде Хэтфилд занимала дочь Екатерины — Мария, которую теперь отселили в дальний флигель, лишив всех почестей.

Впоследствии «кровавая Мэри» не забудет этого, и, когда ее попросят представиться принцессе, Мария ответит: «В Англии только одна принцесса — я». Отец и мать тоже навещали дочь нечасто: Генрих был занят государственными делами, а Анна — приемами и праздниками.

Иногда Елизавету привозили в Лондон, чтобы показать иностранным послам и наметить будущие выгодные браки. В ту эпоху не считалось зазорным сватать принцесс чуть ли не с рождения. Когда девочке было семь месяцев, Генрих едва не сговорился о ее обручении с третьим сыном Франциска I. С этой целью малышку предъявили французским послам сперва в «роскошном королевском облачении», а затем голой, чтобы они убедились в отсутствии у невесты физических недостатков.

Во времена, когда больше младенцев умирало, чем выживало, Елизавета росла на удивление здоровой, румяной и не по годам сообразительной. Плакала она редко, зато прекрасно знала, как при помощи слез добиться у нянюшек желанного лакомства или игрушки. Конечно, «единственную» наследницу баловали и угождали всем ее желаниям.

Во время дворцовых торжеств к трехлетней малышке выстраивалась целая очередь пэров, которые складывали у ее ног подношения. Елизавета в сшитом, как на взрослую, парчовом платье благодарила каждого, изящно приседая на французский манер. Уже тогда она приучалась вести себя, как подобает королеве.

Девочка навсегда запомнила страшный день 1 мая 1536 года. Прижав ее к себе, мать стояла на коленях перед отцом, выкрикивая жалкие оправдания... После этого Елизавета видела короля очень редко, а мать — больше никогда. На суде Анну обвинили в распутстве, после чего сразу распространились слухи, что Елизавета — не королевская дочь.

8619885_HenryVIII_Jane_family

Семейный портрет. В центре Генрих VIII с третьей женой Джейн Сеймур и их сыном Эдуардом VI. Слева принцесса Мария - дочь Генриха и его первой жены Екатерины Арагонской. Справа - Елизавета.

В самом деле, худенькая рыжая девочка мало напоминала Генриха VIII, зато была весьма похожа на мать, а также на ее предполагаемого любовника — придворного музыканта Марка Смитона. Сам Генрих, похоже, не сомневался в своем отцовстве, но предпочел убрать с глаз долой ту, что напоминала о его позоре.

Елизавета по-прежнему жила в Хэтфилде под надзором «начальницы нянь» леди Брайан и управляющего Джона Шелтона. Генрих сократил расходы на содержание дочери, но распорядился воспитывать ее по-королевски — ведь она оставалась выгодным товаром для иностранных женихов.

Осенью 1536-го у нее появилась новая гувернантка Кэтрин Эшли, которая заботилась не только о воспитании девочки, но и об образовании, обучая ее читать и писать по-английски и на латыни. Долгое время Кэт заменяла принцессе мать, и позже Елизавета вспоминала:

«Она провела подле меня долгие годы и прилагала все усилия к тому, чтобы обучить меня знаниям и привить представления о чести… Мы теснее связаны с теми, кто нас воспитывает, чем с нашими родителями, ибо родители, следуя зову природы, производят нас на свет, а воспитатели учат жить в нем».

Елизавету научили всему: вести себя за столом, танцевать, молиться и рукодельничать. Уже в шесть лет она подарила маленькому братику Эдуарду батистовую рубашку собственного изготовления.

Вообще-то у Елизаветы не было особых причин любить сына Джейн Сеймур, который закрывал ей дорогу к трону. Правда, сама королева Джейн обращалась с девочкой ласково, но вскоре после рождения сына она умерла. Потом промелькнули еще две королевы — так быстро, что Елизавета едва успела их заметить.

Шестая и последняя супруга отца Екатерина Парр твердо решила относиться к королевским отпрыскам как к своим детям. Именно по ее просьбе Елизавета, Мария и Эдуард обосновались в королевском дворце.

473px-Catherine_Parr_from_NPG

Екатерина Парр — любимая мачеха Елизаветы.

Старшая сестра ликовала — для нее это было приближением к желанной власти. А Елизавета тосковала по зеленым лугам и лесам Хэтфилда, по своей Кэт и по товарищу детских игр — Роберту Дадли, сыну одного из приближенных Генриха. Только с ним нелюдимая принцесса была откровенна и однажды сказала, что, насмотревшись на печальную участь отцовских жен, решила никогда не выходить замуж.

С 1543 года Елизавета обучалась наукам под руководством ученых профессоров Чика и Гриндела, к которым позже присоединился наставник принца Эдуарда Роджер Эшем. Все они были людьми глубоко верующими и одновременно гуманистами, отвергавшими фанатизм и нетерпимость предыдущей эпохи.

Елизавета стала первой английской принцессой, воспитанной в духе Ренессанса. Прежде всего это означало изучение древних языков и античной культуры. К двенадцати годам она умела читать и говорить на пяти языках — английском, латинском, греческом, французском и итальянском.

Ее таланты произвели впечатление даже на королевского антиквара Джона Лиланда, который, проверив знания девочки, пророчески восклицал: «Это чудесное дитя станет славой Англии!»

В лабиринтах власти

После смерти Генриха VIII в положении Елизаветы многое изменилось. Оставив дворец брату, она вместе с Марией переехала в особняк королевы в Челси, где вскоре появился новый хозяин — Екатерина Парр вышла замуж за адмирала Томаса Сеймура.

Этот интриган играл важную роль при дворе своего племянника и не терял надежды закрепить ее браком с одной из принцесс. До женитьбы на Екатерине он безуспешно сватался к Марии, а потом добивался позволения жениться на ее сестре. Считая себя неотразимым кавалером, он начал откровенно приставать к своей падчерице.

Thomas_Seymour_Denizot

Томас Сеймур — английский государственный деятель, адмирал и дипломат при дворе Тюдоров.

По утрам он врывался к Елизавете в спальню и принимался тормошить и щекотать юную принцессу, нимало не стесняясь присутствия служанок и верной Кэт. Понемногу девушка начала верить в чувства адмирала, но однажды Екатерина застала ее в объятиях мужа. Разыгрался скандал, и в апреле 1548-го Елизавета со своими слугами переехала в поместье Честнат.

На новом месте принцесса с усердием предалась учебе под руководством Эшема. В сентябре, за два дня до ее пятнадцатилетия, умерла от родов королева Екатерина. По Лондону разнеслись слухи, что адмирал, амбиции которого продолжали расти, вот-вот посватается к Елизавете, и даже Кэт считала это хорошей идеей.

Многие думали, что Сеймур уже соблазнил принцессу, и именно это ускорило смерть его супруги. Похоже, рыжая чертовка пошла в свою развратницу-мать. Между тем Елизавета все сильнее укреплялась в своем отвращении к браку. Этому способствовало поведение Сеймура, который теперь лицемерно лил слезы над гробом жены, прибрав к рукам ее немалое состояние.

Адмирал не скрывал своих притязаний на власть, и Елизавета жила в постоянном страхе того, что он просто вынудит ее выйти за него замуж. Конец наступил в марте 1549-го — Томас Сеймур был арестован и спустя неделю казнен. Елизавету тоже допрашивали на предмет участия в заговоре, но быстро оправдали.

Тем временем страну вновь охватило религиозное брожение, и обе принцессы не могли быть в стороне от него. Мария оставалась убежденной католичкой, а воспитанная в протестантском духе Елизавета все больше проявляла себя защитницей новой веры. Это противоречие стало явным, когда в июле 1553 года болезненный Эдуард умер. Корона досталась Марии, быстро восстановившей в Англии католические порядки.

623px-Mary_I._Entry_Into_London

Мария I вступает в Лондон…

Елизавета выразила полную покорность сестре, однако испанские советники Марии убеждали, что доверять принцессе нельзя. Что, если она очарует какого-нибудь могущественного вельможу или даже иностранного государя и с его помощью захватит власть?

Первое время Мария не особенно верила этим слухам, но заговор протестантов в марте 1554-го изменил ее мнение. Елизавету бросили в Тауэр, и ее жизнь спасли только унизительные просьбы о пощаде.

Принцессу сослали в захолустный Вудсток. В тамошнем сыром климате ее стали донимать болезни: лицо покрылось фурункулами, внезапные приступы гнева сменялись слезами. Кое-как пережив зиму, она вернулась в столицу: Филипп Испанский, ставший мужем Марии, решил безопасности ради держать Елизавету поближе ко двору. По слухам, у этого решения была и другая причина: Филипп поддался ее незаурядному обаянию.

Скоро Елизавета перебралась в любимый Хэтфилд, где вокруг нее стали собираться друзья — Кэт Эшли, казначей Перри, учитель Роджер Эшем. Все больше придворных и церковников приезжали сюда, покинув королевский дворец, где хозяйничали испанцы.

К осени 1558-го, когда здоровье Марии резко ухудшилось, путь ее сестры к трону преграждали лишь два человека. Одним был Филипп Испанский. Другим — Реджинальд Поул, кардинал и архиепископ Кентерберийский, который был убежденным католиком и пользовался большим влиянием при дворе. Однако судьба продолжала хранить Елизавету:

16 ноября, когда Мария испустила последний вздох, Филипп оказался в Испании, а кардинал Поул сам лежал при смерти. В тот же день, ближе к полудню, в зале парламента Елизавета была провозглашена королевой Англии. Огромная толпа горожан, собравшаяся у мэрии, встретила это известие радостными криками.

a-coronation_of_queen_elizabeth_i-263789

Коронация Елизаветы в 1558 г.

Ко времени своего восшествия на престол Елизавета была уже сформировавшейся, сильной личностью, внутренне готовой к управлению такими обширными и беспокойными владениями, каковыми являлась  владения британской короны.

Молочно-белая кожа, пронзительные голубые глаза, тонкий нос с горбинкой и копна медно-рыжих волос, так выглядела в ту пора наследница Генриха VIII.

Одним из вопросов, занимавшим умы советников и придворных после вступления Елизаветы на трон, был вопрос её замужества, которое бы гарантировало рождение наследника и поддержание династии Тюдоров.

Доподлинно неизвестно, почему Елизавета с таким упорством отвергала для себя возможность заключения брака. Среди придворных ходили упорные слухи о том, что в силу некоего физического недостатка она не могла вести супружескую жизнь.

Одной из наиболее вероятных причин является и в высшей степени независимый характер гордой, честолюбивой и амбициозной Елизаветы и её стремление к единоличной власти. Будучи умной, холодной и расчётливой особой, она прекрасно понимала, что наличие супруга, а тем более наследника, ослабит её безграничную власть над подданными.

"Для славы Божьей, для блага государства, я решила нерушимо хранить обет девственности. Взгляните на мой государственный перстень, — говорила она, показывая депутатам парламента на этот символ власти, еще не снятый после коронования, — им я уже обручилась с супругом, которому, неизменно буду верна до могилы...

eliza_rainbow_big

Мой супруг — Англия, дети — мои подданные. Я изберу себе в супруги человека достойнейшего, но до тех пор желаю, чтобы на моей гробнице начертали: "Жила и умерла королевою и девственницей".

Первым европейским государем, посватавшимся к Елизавете, был Филлип II Испанский, вдовец её старшей сестры, Марии Тюдор, умершей от водянки. В своём послании испанский король писал, что готов взять на себя заботы по управлению государством, «более подобающие мужчине», и требуя, в свою очередь, от Елизаветы, отказаться от протестанства и принять католичество. Как и следовало ожидать, это сватовство не увенчалось успехом.

Кроме Филиппа Испанского, согласия Елизаветы также домогались электорпалатин Казимир, эрцгерцог австрийский Карл, герцог Голштинский, наследный принц Эрик XIV Шведский, но ни один из них не добился благосклонности королевы. Ходили слухи, что истинной причиной упорства Елизаветы стали её нежные отношения с Робертом Дадли.

С Робертом Дадли, младшим сыном герцога Нортумберлендского, будущая государыня познакомилась ещё 8-летним ребёнком. Они были ровесниками, и повстречались, вероятнее всего, в классной комнате королевского дворца.

Роберт был талантливым, умным и любознательным мальчиком, питавшим склонность к математике, астрономии, и делавшим заметные успехи в верховой езде. Он, как никто другой, знал Елизавету и впоследствии утверждал, что уже с раннего детства она была тверда в своём намерении никогда не выходить замуж.

В 1550, дабы избежать кривотолков и поправить своё финансовое благосостояние, Роберт женился на Эми Робсарт, дочери одного Норфолкского сквайра.

С восшествием на трон Елизаветы жизнь и карьера Роберта приняли головокружительный оборот. Дадли был пожалован престижный пост, требовавший его неотлучного пребывания при королевской особе. За ним последовали денежные вознаграждения, поместья и новые титулы.

bce52a406f04

Роберт Дадли

Злые языки утверждали, что они  были любовниками, и что Елизавета носила под сердцем ребёнка от Роберта, но никаких документальных свидетельств тому не сохранилось. Несомненным остаётся лишь то, что королева была пылко влюблена, и что Дадли отвечал ей взаимностью.

Привилигированное положение молодого фаворита, конечно же, не могло не вызывать нареканий. Во всей Англии не было ни одного человека, который бы замолвил за него доброе слово. Ситуация общей неприязни усугубилась в 1560, когда молодая жена Роберта была найдена в своём доме в Оксфордшире у подножия лестницы со сломанной шеей. Многие тогда были уверены, что Дадли решил таким образом избавиться от нелюбимой супруги с тем, чтобы жениться на королеве.

Эми РобсартДостоверно известно, что Эми в то время была больна раком груди, и согласно современным медицинским исследованиям, причиной её смерти мог стать самопроизвольный перелом костей, спровоцированный усилием, потребовавшимся для того, чтобы подняться по лестнице.

Разумеется, медицина элизаветинской эпохи не располагала такими знаниями, и все, включая и самого Роберта, решили, что Эми была убита. Сей факт сделал практически невозможным официальный брак между Дадли и Елизаветой, поскольку он лишь подтвердил бы подозрения в убийстве и бросил тень на королеву.

Дадли, однако же, не терял надежды на брак в течение нескольких последующих лет. В 1575 году на пышном празднестве, устроенном в Кенилвортском замке, Роберт в последний раз попросил руки Елизаветы. Она ответила отказом.

Надо заметить, что Роберт Дадли был далеко не единственным мужчиной, пользовавшимся благосклонностью королевы.
В 1564 году на пост хранителя королевской печати был назначен молодой и амбициозный Кристофер Хаттон, который в своих восторженных посланиях к королеве писал о том, что служение ей подобно дару небес, и что нет ничего хуже, чем быть в удалении от её особы.

При дворе снова заговорили о том, что Елизавета обзавелась новым любовником, но как и в истории с Дадли слухи остались всего лишь слухами.

487px-Sir_Walter_Ralegh_by_'H'_monogrammist

Уолтер Рэли — английский придворный, государственный деятель, поэт и писатель, историк, фаворит королевы Елизаветы I.

На смену Хаттону пришёл Уолтер Рэли, молодой поэт и авантюрист, посвящавший Елизавете восторженные оды и основавший колонию в Северной Америки, названную в честь королевы-девственницы Вирджинией.

Он был подвержен опале после того, как Елизавете стало известно о его тайном венчании с одной из её фрейлин. Ходили слухи, что Роберт Дадли, смертельно ненавидевший Рэйли, приложил руку к свержению фаворита.

Последним капризом 50-летней Елизаветы стал 17-летний граф Эссекс, красивый молодой человек, к которому, по свидетельствам некоторых современников, королева питала исключительно материнские чувства.

На закате жизни Елизаветы, когда матримониальные планы и надежды на рождение наследника отошли в прошлое, образ королевы-девственницы, пожертовавшей собой во имя государства, приобрёл особый смысл. Елизавету сравнивали с богиней Дианой и с Девой Марией, превращая её невинность в своеобразный культ.

Последние годы елизаветинской эпохи были отмечены общим упадком и разложением. Стареющая королевы уже не в состоянии была контролировать правительство и своих многочисленных придворных. Дуэли и сексуальные скандалы стали во дворце обычным делом.

Бывший фаворит Елизаветы, граф Эссекс, был уличён в заговоре против неё с целью захвата престола. Упадок и запустение при дворе совпали с общим недомоганием самой Елизаветы, которая невзирая ни на что по-прежнему занималась танцами, верховой ездой, следила за здоровьем, следуя специальной диете, и заботилась о своём внешнем виде: стареющая кокетка носила ярко-рыжий парик и обильно пользовалась белилами, маскировавшими следы некогда перенесённой оспы. Впрочем, зеркала в покоях Елизаветы были давным-давно убраны по её собственному приказу.

80306442_24

Смерть королевы Елизаветы I.

Умерла королева в серый ненастный день 24 марта 1604 года в своём дворце в Ричмонде на 72-ом году жизни, на 16 лет пережив единственного мужчину, которого она видела в роли своего супруга, Роберта Дадли…

 

 


Компиляция материала – Fox

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Дорогие читатели!
Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев в следующих случаях:

- комментарии, содержащие ненормативную лексику
- оскорбительные комментарии в адрес читателей
- ссылки на другие ресурсы или рекламу
- любые комментарии связанные с работой сайта